Антик Форум – Оценка, продажа, покупка антиквариата - антикварный форум
Оценка. Консультация. Продажа
Антиквариат и Коллекционирование
Старый 30.03.2011, 23:37   #21
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Последние годы жизни

Стремясь как можно шире распространить свой опыт, Палисси в течение двух с лишним лет читал в Париже свои лекции. В 1580 г . вышла из печати его вторая и последняя книга — «Замечательные рассуждения о характере воды и источников, как естественных, так и искусственных, о металлах, солях, солеварнях, камнях, землях, огне, глазури и других замечательных тайнах природы». Это как бы расширенное издание его лекций. Дальнейшая жизнь Палисси вплоть до его ареста в 1588 г . нам почти неизвестна. Можно лишь догадываться, что причиной ареста Палисси были не только его протестантские убеждения, но и смелые научные выводы, расходившиеся с учением церкви.

В Бастилии Палисси — тогда уже восьмидесятилетний старик — содержался в самых тяжёлых условиях. Тёмная камера с сырыми стенами, плохая пища, издевательства и побои — всё это вконец подорвало его здоровье. Но как ни тяжелы были {286} условия, как ни близка угроза смерти, ничто не могло поколебать несокрушимое мужество этого замечательного человека.

Однажды, когда исхудалый и оборванный Палисси лежал по своему обыкновению на соломенной подстилке, заменявшей ему постель, дверь его камеры распахнулась и в камеру вошёл король. Он хотел спасти жизнь своему придворному гончару и просил только одного: отказаться от своих убеждений. «В противном случае я вынужден буду покинуть вас и вы умрёте», — уговаривал он старика.

Но Палисси был не из тех людей, которых можно испугать угрозой смерти. «Вам не удастся заставить гончара преклоняться перед статуей [т. е. перед изображением католического святого], — ответил он королю, — я сумею умереть». И действительно, болезни, нужда и дурное обращение скоро свели его в могилу. В 1590 г . Палисси умер. Так окончил свою жизнь один из тех «титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учености» ( Энгель с), которых породила эпоха Возрождения.
Миниатюры
гр5.jpg   гр6.jpg   гр7.jpg   гр8.jpg  
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 30.03.2011, 23:51   #22
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Последователи Палисси

Палисси считал, что секреты его искусства не должны стать всеобщим достоянием, и, называя состав эмалей, отказывался сообщить дозы смешений (сообщил, что в состав глазурей входят оксиды олова, свинца, железа, сурьмы, меди, а также песок и сода). Он утверждал, что «это не механический процесс и здесь необходима специальная геометрия». Тайна технологии «сельских глин» так и осталась неразгаданной. Многие пытались «объяснить» технологию удивительных шедевров Палисси, но эти «реконструкции» носят фантастический характер.
Оффтоп
Изделия Палисси впоследствии активно копировались, в особенности в 17 в., а также в 19 в., когда в керамике возникла целая школа «палиссистов».
На фото - работы представителей именно этой школы.
Миниатюры
ш1.jpg   ш2.jpg   ш3.jpg   ш5.jpg  
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 09:53   #23
Заблокирован
по просьбе владельца ника
 
Регистрация: 21.11.2009
Сообщений: 1,504
Репутация: 4018
По умолчанию

очень интересно...просто для сравнения хочется добавить ИФЗ ваза "Дельфины" (фрагмент) 1900-е в стиле модерн обращение к водной флоре и фауне (прошу удалить если не в тему)
Миниатюры
модерн.jpg  
Hella вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 20:51   #24
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Удивительный предмет коллекционирования

В процессе подготовки обзора о жизни и творчестве Бернана Палисси, мне встретилась удивительная статья, косвенно связанная с темой - "Ракушки в художественных произведениях"
Очень интересно и очень необычно. Кстати, специалисты опознают вполне конкретные виды раковин на работах Палисси, причем некоторые из них не относятся к средиземноморью.
Статья - ниже.
РАКУШКИ В ЗАЛАХ ЭРМИТАЖА
Рудольф Николаевич Буруковский, доктор биологических наук, заведующий кафедры ихтиопотологии и гидробиологии, Калининградский Государственный Технический Университет

В Эрмитаж впервые я попал чуть ли не прямиком с берегов Белого моря, возвращаясь из своей первой студенческой экспедиции. В один из дней пребывания в Ленинграде мы с утра пошли в Эрмитаж и пробыли там целый день. Осталось впечатление чего-то огромного, яркого и величественного. Все смешалось в моей бедной головушке: гигантские каменные чаши, малахитовый зал, костюм и токарный станок Петра I, египетские мумии, портреты генералов Отечественной войны 1812 г., заводной павлин, натюрморты Снейдерса с их вакханалией чревоугодия┘

Словом, не я первый и не я последний, кто ушел из Эрмитажа после его первого посещения в состоянии - прошу прощения за выражение - полного обалдения!

И ни одной ракушки я тогда в Эрмитаже не обнаружил. Да и не искал. Что удивительного? Я тогда и не подозревал, что всего через несколько лет я на всю оставшуюся жизнь "заболею" ими, что мною овладеет страсть к их коллекционированию. А человеческий мозг так уж устроен: он часто заставляет нас видеть не то, что есть, а то, что ищет.

С тех пор, примерно раз в год бывая в Ленинграде, я хотя бы на час, но забегал в Эрмитаж, тем более, что приезжал я в ЗИНРАН - Зоологический институт Академии наук, расположенный на Стрелке Васильевского острова напротив Эрмитажа. Постепенно я изучил его настолько, что мог идти прямиком туда, куда хотел: в залы французской живописи XIX века, например, или на какую-то конкретную выставку.

Но ракушек в залах Эрмитажа я все равно "не видел" до конца семидесятых, до написания книги "О чем поют ракушки".

Сейчас-то мне понятно, в чем дело: в смене мотивировок. До книги все сведения о ракушках, которые встречались мне, уходили куда-то в дальние углы памяти и извлекались по мере необходимости, когда я кому-то показывал свою коллекцию и, отвечая на вопросы, рассказывал истории о тех или иных раковинах. Теперь же, сознательно погрузившись в море информации о них, я "вынырнул" из него с иным взглядом на мир. Отныне я всюду натыкался на ракушки и на всяческие упоминания о них.

Вот в таком состоянии я появился очередной раз в Эрмитаже. Многократные посещения сделали свое дело: теперь я переживал иные чувства. Сплошной калейдоскоп впечатлений сменился более или менее взвешенным созерцанием. И, как обычно, звучали внутри стихи Н.В. Крандиевской-Толстой, взятые мною в качестве эпиграфа к этому очерку.

В таком настроении я и шествовал в тот раз по Эрмитажу - ни медленно, ни быстро, иногда обгоняя группы экскурсантов, иногда задерживаясь в излюбленных местах.

Наконец, я вошел в так называемый Министерский коридор. Я много раз проходил им, и сейчас шел, не задерживаясь, бегло скользнув взглядом по выцветшим гобеленам на стенах.


И вдруг┘

И вдруг взгляд мой зацепился за четыре негритянские головки из цветного мрамора ≈ две мужские и две женские. Выполненные в натуральную величину, они с выражением какого-то простодушного ожидания смотрели вверх и в стороны. На кучерявых женских головках были прикреплены своеобразные диадемы из ┘ раковин Пектена якобеуса!

Сначала меня остановило именно это сочетание: раковины Св. Якова и африканцы. Причем тут Пектен якобеус? Я кинулся на поиски ответа. Дежурные по ближайшим залам не знали ничего. По их наводке я добрался до того крыла Эрмитажа, где обитают сами сотрудники музея, но и там не получил ответа. Это вообще меня повергло в изумление. Или я не нашел, кого надо, или сами сотрудники Эрмитажа ничего не знали об этих головках: ни откуда они взялись, ни зачем им Пектены якобеусы.

И до сих пор тайна сия для меня остается тайной. Я и за очерк о раковинах в залах Эрмитажа не мог взяться очень долго, в частности, из-за этого: не мог примириться с тем, что ничего не знаю о загадке тех головок из Министерского коридора
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 20:54   #25
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Продолжение статьи

Позднее я успокоился. А сейчас мне кажется, что Пектены на головках негров ≈ещё один намек на огромное значение, что имел Пектен якобеус в свое время. Он же был связан с таким важным явлением духовной жизни Средневековья, как паломничество к Святым местам, в данном случае в Северную Испанию, в провинцию Галисия, в собор Сант-Яго де Компостелла. Именно поэтому, я думаю, изображения гребешка Св. Якова Компостелльского неоднократно попадались мне в залах Эрмитажа. Так, в Георгиевском зале я как-то наткнулся на две вазы из трещиноватого сливного кварца с ручками в виде крылатых сирен из золоченой бронзы. Изготовлены они были в 1903 г. На головках сирен тоже были Пектены якобеуса. А ещё в одном из залов (увы, не помню, в каком) я видел нечто вроде ножен из слоновой кости с Пектеном на конце. Там же был нож немецкой работы XVIII-XIX веков, на эфесе которого был стилизованный Пектен из светлой яшмы с золотой окантовкой.

Видел я на выставке столовой посуды (об этом чуть позже) серебряную пепельницу французской работы XVIII в. в виде Пектена.

В конце концов важно не это. Важно, что я получил толчок, стимул, заставивший меня перейти от созерцания к активному поиску ракушек в залах Эрмитажа.


И, кстати, я по-другому увидел сам Эрмитаж, так как смотреть стал по-иному. Я начал всматриваться, а не скользить взглядом. В полном соответствии с прекрасными стихами Ю.Левитанского:

Всего и надо, что вглядеться, боже мой!
Всего и надо, что внимательно всмотреться┘
И не уйти, и никуда уже не деться┘

Вот это и произошло со мною. Именно тогда я по-настоящему ощутил, насколько Эрмитаж многолик и многослоен. Например, можно обойти его, не отрывая взгляда от пола и любуясь красотой и разнообразием паркетов, восхищаясь фантазией художников, создавших эти рисунки, и мастерством неведомых паркетчиков.

А можно, наоборот, задрать голову к потолку и рассматривать своды залов ≈ то ребристые, как в Шатровом, то сводчатые, как в Арапском или Белом, то вздымающиеся куполами, как в Александровском, то зачаровывающие бесконечно разнообразной лепкой, как в Золотой гостиной.
А люстры! А колонны! А знаменитые вазы Эрмитажа! А зеркала, которым, кстати, посвящен целый фильм! Если раньше все это проходило мимо, случайно останавливая мой взгляд, то теперь - вольно или невольно, - но я всматривался во все, так как искал. И находил - в самых неожиданных местах, в самом неожиданном окружении.

Опять таки, вольно или невольно, но последующий рассказ выстраивается у меня по некоему сюжетно-приключенческому принципу. И так, кстати, это мною и переживалось.

После моей находки в Министерском коридоре, после беготни по Эрмитажу в поисках ответа, следующее "открытие" свершилось в Петровской галерее, которую я чуть было не проскочил. В ней помещаются памятники русской культуры XV-XVII вв. По стенам - портреты царей, взирающих сквозь потемневший от времени лак. Иконы на чуть покоробленных деревянных досках. Звездная сфера на золотых ножках в виде птичьих лап, опирающихся на шары. Витрина с одеждой и оружием. Там висела фелонь из турецкого бархата с серебряным шитьем, какое-то немецкое ружье с замком русского мастера. Ножи князя Курбского.

И вдруг (да, да - снова "и вдруг", не в первый и не в последний раз)..

Вот они! Среди других - три пороховницы, принадлежавшие когда-то князьям Оболенскому-Лыкову и Арцибашеву. Две из них - из Ципреи пантерины. Как явствовало из подписи, серебряная отделка на них была русской работы. Естественная полировка ципрей выглядела нетронутой. Как будто и не было промчавшихся над ними 500 лет. Словно пороховницами не очень и пользовались в свое время.

Третья пороховница была сделана тоже из обитателя Индийского океана Турбо мармореуса, с которого сняли верхний, конхиолиновый слой, открыв взгляду сверкание его прекрасного перламутра.

Не знаю, как кого, но меня, кроме радости находки, заставило буквально замереть это сочетание тропической раковины и отделки пороховниц русской работы. Вы представьте себе пространства, которые преодолели эти заморские диковины, переходя из рук в руки, пока не попали в Москву. А там, на московском базаре, российский умелец, восхищенный экзотической красотой, не удержался, купил, но не положил на полку, а превратил произведение искусства Природы в произведение искусства рук человеческих.
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 20:57   #26
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию продолжение статьи

Эта находка придала мне уверенности и я пошел, осматривая и высматривая. Как и следовало ожидать, предметы моих поисков - ракушки, изделия из них, их изображения - очень неравномерно были распределены по музею. То я безрезультатно шел из зала в зал или по галереям, то вдруг натыкался на отдельный экспонат, а то - на целое "промысловое скопление".
Так я и нашел те самые вазы, ножи и т. п. с изображениями Пектена якобеуса, тарелку (или лоток?) севрского фарфора в виде того же Пектена (изготовленную в 1756 г.).

Так я открыл для себя знаменитого Бернара Палисси, жившего в XVI веке и 15 лет искавшего секреты изготовления фаянса. В одной из маленьких угловых комнат Зимнего дворца висели блюда его работы. На них были изображены всякие водные обитатели. Среди них, правда, затесались на одном блюде - змея, на другом - пара ящериц.

Но и там и там были ракушки, типичные обитатели вод, омывающих Францию с запада и северо-запада. Выполнены они были достаточно грубо. Казалось, что с настоящей ракушки сделан отпечаток, а потом по этой форме и отлита ракушка на блюде. Но всё-таки (правда, с трудом) можно было узнать, например, Циприну исландику ≈ обычного обитателя Северного моря. Были там Нуцелла лапиллюс и Оценебра эринацеа, знаменитые источники драгоценного пурпура времен раннего Средневековья. А кроме них были ещё какие-то неопределимые до вида Натики и Букцинумы.

Эти "ракушечные" мотивы творчества Бернара Палисси явно не случайны. Я убедился в этом, когда Хельгер Хеземан, с которым я подружился в период моего пребывания в Германии и которого я, видимо, заразил интересом к сюжету "изобразительное искусство и ракушки", побывав в каком-то лондонском музее (он не написал в каком), прислал мне фотографию части фаянсового настольного фонтана работы Б. Палисси или его последователя. На поверхности фонтана были разбросаны все те же обычнейшие виды брюхоногих моллюсков французского побережья Атлантического океана.

Ещё через несколько комнат, повернув направо, я оказался перед входом в Александровский зал с его стрельчатыми колоннами, с чешуйчатыми лепными украшениями. Он был величествен, и это подчеркивалось роскошным паркетом в виде концентрических кругов из дерева разных цветов. Несмотря на свое великолепие, зал казался несколько сумрачным. Вероятно, это объяснялось тускловатой игрой серебра: здесь была представлена европейская столовая посуда XVII-XIX вв.
Я обрадовался, т. к. стремился найти нечто подобное, надеясь увидеть хоть один кубок, для изготовления которого использовали раковину Наутилуса. Эти головоногие моллюски обитают в водах Индийского и Тихого океанов. Всего пять видов дожили до наших дней из когда-то огромной группы, заселявшей Мировой океан сотни миллионов лет назад. Под периостракумом Наутилусов скрывается роскошный перламутр, сияющий оттенками благородного серебра. Мне приходилось видеть изображения таких кубков, хранящихся, например, в Оружейной палате Кремля.
И действительно, в одной из витрин у окна, выходящего в большой внутренний двор Зимнего дворца, я увидел, но не кубок, а кувшин из мастерски соединенных трех наутилусов. Это, как свидетельствовала подпись, был рукомой антверпенской работы середины XVI в. Рядом стояли и кубки: один - из целого наутилуса, и второй - из его обрезка. А в соседней витрине ≈ кубок, где в качестве чаши - раковина Турбо мармореуса: Аугсбург, Германия, начало XVII в. А вот кубок из обитателя Карибского моря ≈ Кассиса туберозы, испанской работы XVI-XVII в.
Если первые завораживали сочетанием стальных, голубоватых и красных сполохов перламутра с серебром, позолотой и драгоценными камнями, то этот последний ласкал глаз теплыми оттенками кремового и нежно-коричневого.
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 21:00   #27
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Продолжение статьи

Довольный подтверждением своих предположений и насладившись созерцанием кубков, я лишь из педантизма стал осматривать центр зала, где сквозь стекла витрин просвечивала серебряная посуда.

Но у первой же витрины, расположенной у торцевой стены зала, я застыл, как охотничья собака над горячим следом. Там располагалось что-то вроде шкатулки на подставке из серебряного "коралла" с точной имитацией (не удивлюсь, если узнаю, что они были отлиты в формы, снятые с настоящих ракушек) Туррителлы, Пектены, Оливы и Пурпуры, Кардиумы и Тривии. Да и сама шкатулка была выполнена в виде раковины двустворчатого моллюска Венус, створки которого шарнирно соединялись. Целая коллекция!

Ну уж тут я начал буквально обнюхивать каждую витрину. И добыча не заставила себя долго ждать. Вот пепельница из серебра - опять в виде раковины Пектена (Франция, XVIII в.). Вот столовый прибор для специй весьма внушительных размеров -"Пладеменаж" - из серебра, хрусталя. По углам - опять изображения Пектенов из серебра (Франция, Париж, работа Клода Баллена Младшего, около 1727 г.).

Обилие находок меня - с одной стороны - потрясло и воодушевило, а с другой, - заставило задуматься, почему в XVI-XVIII вв. раковины с такой силой завладели воображением ювелиров, что они без них буквально не могли обойтись. Ведь экспозиции Эрмитажа или Оружейной Палаты - не что-то из ряда вон выходящее! Я полагал: нечто подобное обнаружится и в других музеях. И действительно, позднее в мои руки попала книга "Грюнес Гевельбе" о сокровищнице саксонских курфюрстов "Зеленые Своды". Она возникла ещё в конце XVI в. как часть Кунсткамеры, основанной курфюрстом Августом в Дрездене. Сама сокровищница стала функционировать с 1723/24 гг., когда в помещении "Зеленые Своды" были выставлены драгоценные предметы. И, конечно, она не смогла обойтись без раковин, жемчуга, изделий из них. Особенно впечатляет обширная коллекция фигурок из так называемого жемчуга-барокко (жемчужин причудливой формы), с использованием золота, драгоценных камней и эмали.

И там же - целое собрание кубков, аналогичных эрмитажным. Для их изготовления тоже послужили раковины Наутилуса и Турбо мармореуса, которые в ювелирных мастерских Нюрнберга и Лейпцига мастера начала все того же XVII в. превратили в драгоценные кубки.

Три кубка с Наутилусами и один из Турбо мармореуса - буквально родные братья эрмитажным. Но здесь же есть кубки из Наутилуса "Петух и курица", "Пеликан", а ещё через страницу я нашел изображения трех кубков из Турбо в виде нереиды, единорога и морского коня.
Интересно, что кубки из Оружейной Палаты тоже нюрнбергской работы. Они выполнены руками мастера Х. Ямницера. Наверняка родственника Б. Ямницера - соавтора трех кубков из саксонской сокровищницы.

А летом 1994 г. в Гессише Музеум города Дармштадт (земля Гессен, Германия) я увидел ещё один кубок из Турбо мармореуса, на подножии которого была прикреплена раковина поменьше, вероятно Турбо аргиростомус. Кубок был выполнен мастером Ф. Хилдебрандом, тоже из Нюрнберга, примерно в 1600 г. И, наконец, тогда же, в средневековом замке-музее небольшого, очень красивого баварского городка Ашаффенбург мне попался серебряный кубок с Наутилусом, изготовленный в городе Ауэрбах в XVIII в.

Но все это было потом. А пока я застрял в Александровском зале, не в силах оторваться от этого ракушечного изобилия.

Я не искусствовед. Я не обладаю ни знаниями, ни достаточно полной информацией для сколько-нибудь уверенных выводов. Но вряд ли случайно, что примерно в одно время ювелирами Европы, и не только ювелирами, как вы увидите ниже, овладело буквально повальное увлечение ракушками! Вряд ли случайно, что кубки из Наутилусов, хранящиеся в немецких и наших музеях, вышли из мастерских Нюрнберга, Аугсбурга, Ауэрбаха и Лейпцига, что похожие кубки делали в Антверпене и в Испании. А французские и английские ювелиры изощрялись в передаче разнообразия форм раковин в своих серебряных изделиях.

И я, простой поклонник искусства и коллекционер ракушек, прекрасно себе представляю то восхищение, которым встретили немецкие, французские, английские, голландские, испанские мастера экзотические раковины из заморских стран. И, мысля в своей системе образов, они представили, какие замечательные┘ну, например, кубки могут из них получиться! Как прекрасно заиграет перламутр в объятьях причудливо обвивающих раковины золота и серебра. Так, повторюсь, чудесное творение Природы и руки человеческие сотворили новое чудо.
Но, сказать по правде, тогда эти мысли ещё не приходили мне в голову в таком более или менее "организованном" виде. Было только удивление.

С ним я и пошел дальше анфиладами зал, выходящими своими окнами на Дворцовую площадь, затем - на Адмиралтейство, на Неву. Сменяли друг друга интерьеры, художники, скульптура┘
И, в конце концов, ноги принесли меня в Павильонный зал. Я потом прочитал, что его интерьеры, выполненные А.И. Штакеншнейдером, - классический пример эклектики. Я не специалист. Я созерцатель. Конечно, позднее, побывав в Мавритании, я не раз с усмешкой вспоминал Павильонный зал, т. к. его второе название -"Мавританский дворик". Но, упаси меня аллах осуждать или даже просто иронизировать по адресу архитектора, создавшего такую красоту!
Когда я в этот раз появился в Павильонном зале, мне прежде всего бросились в глаза так называемые "Фонтаны слез". Четыре таких фонтана, представляющие собой своеобразное переосмысление в духе стиля "рокайль" типичных персидских фонтанов, украшают зал. Вместо чаш, поддерживаемых пучками листьев или лепестками, на фоне коричневого мрамора эффектно выделяются беломраморные воспроизведения раковин все того же Пектена якобеуса - Гребешка Св. Якова.

Налюбовавшись и фонтанами, и всем остальным великолепием зала, я подошел к дверям, ведущим в Висячий сад, чтобы посмотреть, что же там, в саду, растёт. Но не дошел до них. Совершенно непроизвольно я бросил взгляд направо, да так и замер!

Там, у стены, стоял стол, украшенный флорентийской мозаикой, каких не так уж мало в Эрмитаже. Этот, видимо, так и предназначен был стоять у стены, т. к. задние ножки стола были обычные, деревянные, а передние - из бронзы, в виде крылатых сфинксов.

Сама мозаика называлась "Морское дно". На синем лазуритовом фоне среди кораллов и рассыпанных жемчугов были причудливо разбросаны десятки раковин морских моллюсков. У меня разбежались глаза! Забыв обо всем на свете, я вытащил записную книжку и начал перепись.

Всего я насчитал около 50 ракушек, среди которых, как минимум, сорок были изображены настолько точно, что их можно было определить до вида. Я не собираюсь их перечислять. Хочу лишь заметить, что это были довольно обычные представители малакофауны всех трех тропических океанов. Но их тривиальность с точки зрения коллекционера не умаляла их красоты.
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 21:02   #28
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Продолжение статьи

Долго я топтался у этого произведения рук итальянских мастеров, выполненного почти 250 лет назад. Жалко было расставаться. Но надо было идти дальше. Я знал, что ещё не раз вернусь сюда, хотя сами эти виды, изображенные здесь, имеются в моей коллекции. Но теперь-то я твердо был уверен, что меня ждут новые находки в этих великолепных стенах! И я пошел дальше.
И вновь замелькали полотна. Ракушек на них не было, но не задержаться хоть на миг было невозможно: я шел через залы, отданные титанам Возрождения. Но остались позади и они, я прошел через знаменитые лоджии Рафаэля, интерьер которых копирует не менее знаменитую галерею папского дворца в Ватикане, и вступил в зал, где висели полотна Рубенса. Тут-то я заранее знал, что ищу: картину "Союз Земли и Воды".

По дороге, правда, меня задержала картина того самого Снейдерса, о котором не смогла не упомянуть Н. В. Крандиевская в своем стихотворении. Это была "Рыбная лавка". Разве мог этот маэстро натюрморта пройти мимо ракушек, если он перерисовал чуть ли не всю фауну своей страны? Не важно, что она представлена в виде товара, приготовленного к продаже. И в картине, демонстрирующей изобилие вод Нидерландов, рядом с рыбами, омарами, крабом и даже тюленем, изображены типичные промысловые моллюски Северного моря: мидии и устрицы.

Но вот и Рубенс. Наконец-то я могу рассмотреть в оригинале, а не на репродукции ракушки, которых на картине не так уж мало. Качество её репродукций оставляет желать лучшего и я никак не мог понять, что же за ракушки изобразил Рубенс?

О, знатоки и любители живописи! Не возмущайтесь моей утилитарностью! Я тоже люблю Рубенса! Но что могу поделать, если я "свихнут" на ракушках и всём, что с ними связано? Поэтому, попав в зал Рубенса, я сразу направился к заветному полотну, на котором не надо было долго разыскивать ракушки: они все были на первом плане. И сейчас я, наконец, разберусь с ними.
Вот некое существо (может быть, Протей, повелитель зерцала пресных вод?) высунувшись из воды, трубит в раковину обитателя Средиземного моря Харонию нодиферу (Рог Тритона древних греков). А под ногами у Земли разбросаны кубинская Мелонгена мелонгена, наземная африканская Ахатина фулика (тогда обитавшая только в Африке); индо-вестпацифические Ламбис кроката и Стромбус лентигинозус. Здесь же, на переднем плане, какие-то Турбо и Арка, чей вид и по оригиналу Рубенса, увы, определить невозможно. И, наконец, пара ракушек, изображенных настолько условно, что их вообще невозможно опознать.

Насмотревшись, я направился дальше и, буквально через несколько шагов повернув направо, попал в так называемый Шатровый зал с его оригинальным двускатным потолком, поддерживаемым многочисленными ребрами-балками. Здесь живут "маленькие голландцы". Раньше я как-то "проскакивал" через этот зал, почти не задерживаясь. И сейчас, после великолепия Рубенса, я более или менее спокойно стал обходить его, всматриваясь в каждую из картин в поисках ракушек. Портреты, жанровые сценки┘

Ага! Вот "Угощенье устрицами" Франс ван Мириса. Я видел аналогичный сюжет на репродукции картины Г. Метсю с тем же названием. Ну разве можно обойтись без устриц! Не эту ли картину имела в виду Н.В. Крандиевская-Толстая в своих стихах? А вот ещё ракушки на картине Абрахама ван Бейрема "Рыбы на берегу моря". Среди рыб обычные обитатели вод умеренной климатической зоны: мидии, устрицы, литторины. Это все обитатели литорали, т. е. того участка дна моря, что осушается во время отлива. Но среди них почему-то завалялся тропический Стромбус. Нарисован он не очень точно. Похож скорее всего на западноафриканский Стромбус латус.

А вот ещё! Картина Виллема Клааса Хеди "Завтрак с омаром". Правда, на блюде лежит не омар, а каменный краб. Но черт с ним, с названием, может быть, это "грех" переводчика названия, который был не силен в систематике ракообразных. Куда интереснее в данном случае, что стеклянный соусник, стоящий на столе, выполнен в форме Пектена якобеуса.

- Да, "урожайным" оказался Шатровый зал на ракушки, - подумал я, ещё не подозревая, что он готовит для меня впереди.


Перейдя к следующему стенду, я тут же наткнулся на ставшую дважды бессмертной бабочку: у художника Виллема ван Алста на его натюрморте с фруктами, и у Крандиевской-Толстой в её стихах. Вот она, редкая ныне Ванесса аталанта, или Адмирал, "на виноградной груде навеки замерла, бессмертна и тиха".

┘Но что за несправедливость! Ведь вот ползущая по листу персика улитка. Почему её поэтесса не заметила? Чем она хуже бабочки?
Эти мысли заставили меня рассмеяться над самим собой, а мой внешне беспричинный смех удивил стоящую рядом женщину. Меня рассмешил собственный┘ "конхиошовинизм". В конце концов каждый видит то, что он хочет видеть.

А вот и ещё одна улиточка, ползущая в самой гуще роскошного букета на картине Яна Давидса де Хема. Самая обычная, водящаяся у нас в Калининграде Цепеа неморалис. Их во влажную погоду - сотни на каждом кустике. Но одно дело - там, другое - здесь. Увиденная глазами художника, она одним своим присутствием на картине оживляла её, внося тончайший нюанс в её восприятие. Во всяком случае так кажется мне.
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 31.03.2011, 21:04   #29
Заблокирован
_
 
Регистрация: 22.03.2009
Сообщений: 2,416
Репутация: 2122
По умолчанию Окончание статьи

Мной начал овладевать азарт. Ещё бы! Столько находок. И новые не заставили себя ждать: буквально тут же я натолкнулся на картину П. Морельи "Портрет молодой женщины". Она смотрела на меня слегка исподлобья, держа в руках раковину индоокеанской Тонны пердикс.
┘Мимо этого натюрморта, как ни странно, я чуть не прошел. Наверное, потому, что Балтазар ван дер Аст для своей картины собрал, кажется, все, что можно. И фрукты, и цветы, и попугаев, и бабочку со стрекозой. А у левого края картины я чуть не просмотрел маленькую, но по-своему изысканную коллекцию тропических ракушек. Здесь лежали обитатели Карибского моря Волюта музыка и Циттария пика рядом с индо-вестпацифическими Мурексами трошели и хаустелумом, Конусом мармореусом, Птероцерой скорпио, Митрой митрой и каким-то непонятным Турбо, периостракум которого был снят, обнажив мерцающий перламутр. Прекрасная подборка!
Но самая курьезная находка ждала у выхода из зала. Там, в правом простенке, висела картина Хендрика Гольциуса "Крещение Христа". На ней Иоанн Креститель поливал Спасителя из створки тропического морского моллюска Хиппопуса, а под ногами у них валялись тоже морские Тонна галеа и какой-то Галиотис.

Именно последняя картина заставила меня задуматься: что же такое случилось, что голландцы в XVII в. буквально помешались на ракушках? Я стал интересоваться этим, и обнаружил, что ракушки на натюрмортах голландцев XVII в. - распространеннейший сюжет. Его разработка достигла уровня апофеоза в "Натюрморте с раковинами■ Бальтазара ван дер Аста и Адама Виллартса. Буквально россыпь из раковин тропических моллюсков - около сотни видов, и каких видов! - изображены на картине.

К кому я только не приставал со своими вопросами! Меня удивляло и даже обижало, что большинство как-то спокойно реагирует на это. А в панегириках искусствоведов маленьким голландцам, как виртуозам натюрморта, ни слова о ракушках, как будто их и нет на картинах!
Но однажды я понял, что ломлюсь в открытую дверь. Понял, как-то снова взяв читанный многократно в детстве "Остров Сокровищ" Л. Стивенсона.

Помните, что нашел Джим Хоукинс в сундуке умершего пирата Билли Бонса? Цитирую: "Подняв костюм, мы нашли кучу разнообразных предметов: квадрант, жестяную кружку, несколько плиток табаку, две пары изящных пистолетов, слиток серебра, старинные испанские часы, несколько безделушек, не слишком ценных, но преимущественно заграничного происхождения, два компаса в медной оправе и (!!! - Р. Б.) пять или шесть причудливых раковин из Вест-Индии. Впоследствии я часто думал, зачем капитан, живший такой непоседливой, опасной, преступной жизнью таскал с собой эти раковины?"

Ну уж если в дремучей душе Билли Бонса жила тяга к прекрасному, олицетворенному в данном случае в ракушках из Вест-Индии, уж если наши пра-пращуры не были этому чужды, о чем свидетельствует, например, находка археологами на Корсике целого клада из крупных раковин на стоянке первобытных людей┘

А что такое Голландия, маленькая Голландия XVII в.? Это была великая морская держава, самая богатая страна Европы. "Ост-Индская компания" - голландское частное общество с исключительными привилегиями и собственными наемными войсками - владела Цейлоном, Малаккой, Суматрой, Явой, Борнео, Целебесом и другими островами, имела колонии в Южной Америке. Была и "Вест-Индская компания", господствовавшая над значительными территориями в Америке. Голландский флот насчитывал более 35 000 кораблей!

Стоит ли удивляться, что десятки тысяч моряков, в глубине загрубевших душ которых, как у Билли Бонса, сохранялись островки, восприимчивые к красоте раковин, везли их в Голландию? А оттуда - и в другие страны Европы.

И разве могли устоять нежные души голландских художников перед этой красотой? А чем хуже их были немецкие, английские и французские ювелиры?
И, наверное, это - универсальный ключ. Не может человек, в душе которого жива тяга к прекрасному, пройти равнодушно мимо ракушек. А дальше каждый поступает так, как подсказывает сердце.
***
Мысленно возвращаясь ко всему, написанному мною о ракушках раньше, перелистывая страницы моей первой книжки и более поздних очерков, вспоминая все истории, связанные с ракушками, я ещё и ещё раз убеждаюсь, что все они, эти истории, были и небылицы, ≈ следствие одного и того же. Просто в раковинах из залов Эрмитажа, в полотнах маленьких голландцев, с неожиданной пронзительностью отозвалась эта тяга к прекрасному, свойственная человеку с самой древней древности до наших дней. И, может быть, она и возникла впервые тогда, когда первобытный человек вышел на берег моря и поднял с песка первую ракушку.

Боюсь, что кто-то из читателей, дочитавших мой очерк до конца, отложив его, с разочарованием пожмет плечами: "Стоило ли такой огород городить ради трюизма в конце?" - скажут они. Может быть, и не стоило, но для меня-то за всем этим остаются очарование поиска и радости находок. Остается все богатство узнанного и познанного.

А для кого-то из моих читателей, я очень надеюсь, после прочтения очерка появится ещё один путеводитель по музею, благодаря которому для них высветятся новые грани того чуда, которое называется Эрмитаж.
Душеприказчик вне форума   Ответить с цитированием
Старый 22.02.2012, 18:14   #30
Участник Форума
 
Аватар для апрелька
 
Регистрация: 22.10.2011
Адрес: И где меня только нет..
Сообщений: 2,888
Репутация: 39336
По умолчанию

**** 1600г
Миниатюры
99_o_bernard_palissy.jpg   2009cd9098_jpg_l.jpg  
__________________
Оффтоп Интересуют пасхальные композиции...
апрелька вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 15:27. Часовой пояс GMT +4.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2014, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot Дизайн: DreamWebStyle
службы мониторинга серверов
vBulletin Optimisation provided by vB Optimise (Pro) - vBulletin Mods & Addons Copyright © 2014 DragonByte Technologies Ltd.