Антик Форум – Оценка, продажа, покупка антиквариата - антикварный форум
Оценка. Консультация. Продажа
Антиквариат и Коллекционирование
Старый 18.11.2019, 16:20 #1
Посетитель
 
Регистрация: 01.08.2019
Адрес: Архангельская область
Сообщений: 76
Репутация: 31187
По умолчанию Мухина Вера Игнатьевна и советское художественное стекло.

С именем Веры Игнатьевны Мухиной (1889-1953 гг.), замечательного советского скульптора, автора всемирно известной статуи «Рабочий и колхозница», связано и подлинное возрождение русского художественного стекла. Многие оригинальные идеи, проникшие сейчас повсеместно в искусство стекла, были впервые в нашей стране высказаны и воплощены в изделиях Мухиной и её сподвижников ещё в 1940-х годах. Именно тогда родились чисто декоративные произведения, была осознана роль цвета в стекле и переосмыслены функции и методы использования декора. Наличие у художников-стекольщиков 60-70 -х годов предшественника такого масштаба и авторитета несомненно способствовало их собственному становлению и осознанию задач и возможностей художественного стекла.
Вера Мухина родилась в Риге в 1889 году. Ее дед Кузьма Мухин заработал многомиллионное состояние на продаже пеньки, льна и хлеба. На свои средства он построил гимназию, больницу, реальное училище и в шутку сравнивал себя с Козимо Медичи — основателем знаменитой флорентийской династии меценатов. Сын Кузьмы Мухина Игнатий женился по любви на дочке аптекаря. Молодой супруги не стало в 1891 году, когда старшей дочери Маше шел пятый год, а младшая Вера была совсем маленькой. В 1904 году девочки потеряли отца, и сирот приняли в свой дом родственники из Курска. Спустя три года сестры переехали в Москву. Здесь Вера Мухина начала учиться рисунку и живописи. Это было время модных творческих объединений. Первым учителем Мухиной стал Константин Юон, член «Союза русских художников». В какой-то момент Вера Мухина поняла, что не хочет писать картины. В 1911 году она впервые попробовала работать с глиной в мастерской скульптора Нины Синицыной. И почти сразу загорелась идеей учиться скульптуре в Париже - художественной столице мира. Опекуны не пустили. Тогда в поисках нового опыта Мухина перешла в класс к авангардисту Илье Машкову, одному из основателей объединения «Бубновый валет». В рождественские праздники 1912 года случилась беда. Катаясь с горки на санях в имении под Смоленском, юная художница врезалась в дерево. Веткой отрезало часть носа. Истекающую кровью девушку привезли в больницу — здесь ей сделали девять пластических операций. «Живут и хуже», — сказала Мухина, впервые сняв бинты. Нос пришили в смоленской больнице, но шрамы остались на лице Веры Мухиной на всю жизнь. К тому же лицо девушки, восстановленное французскими хирургами, стало другим: по-мужски большим, грубоватым и очень волевым. Чтобы отвлечь ее, родственники разрешили поездку в Париж. Вера Мухина поселилась в пансионе и стала брать уроки у Эмиля Антуана Бурделя — известнейшего скульптора эпохи, ученика самого Родена. У Бурделя она научилась всем основам ремесла: «крепко схватывать форму», думать об объекте как о целом, но уметь выделять нужные детали. Из Парижа Мухина с другими молодыми художниками отправилась в Италию — изучать искусство Возрождения. Заехала в Москву, планируя затем вернуться в Париж, но грянула Первая мировая война. Художница стала медсестрой в госпитале. В 1914 году она познакомилась с отбывавшим на фронт молодым доктором — Алексеем Замковым. Вскоре судьба свела их вновь. Замкова, умирающего от тифа, привезли в госпиталь, Мухина его выходила. Вскоре молодые люди поженились, у них родился сын Всеволод. В 1916 году художница стала сотрудничать с Камерным театром Александра Таирова. Сперва лепила скульптурные части декораций к спектаклю «Фамира-кифарэд», затем взялась за моделирование сценических костюмов. В 1920-е годы Вера Мухина работала с Надеждой Ламановой — звездой русской моды, которая прежде одевала царскую семью, а теперь шила наряды для советских женщин. В 1925 году Ламанова и Мухина издали альбом моделей «Искусство в быту». В тот же год их пригласили представлять холщовые и льняные платья с деревянными пуговицами на Всемирной выставке в Париже, где «крестьянская» коллекция получила Гран-при.
Как дизайнер Мухина оформляла советские павильоны на меховой и книжной международных выставках. Но не забывала и о скульптуре. В 1920-е годы она создала несколько известных работ: «Пламя революции», «Юлию», «Ветер». Особых восторгов удостоилась «Крестьянка» — «сделанная из чернозема» баба, «вросшая» ногами в землю, с мужскими руками (Мухина лепила их с рук своего мужа). В 1934 году «Крестьянку» экспонировали в Венеции, после чего продали в музей Триеста, а после Второй мировой войны скульптура попала в Ватикан. Для Третьяковской галереи — первого места хранения «Крестьянки» — отлили копию. В это же время супруг Мухиной Алексей Замков создал первый промышленный гормональный препарат — «Гравидан». У врача появились завистники и противники, началась травля. Весной 1930 года Мухина, Замков и их сын были задержаны при попытке выехать из Советского Союза. Этот факт был обнародован лишь в 2000-е годы, когда в руки журналистов попал донос. Спасли влиятельные пациенты, среди которых были Буденный и Горький. Замкова «всего лишь» выслали на три года в Воронеж. Мухина отправилась в ссылку вместе с мужем, хотя ей было позволено остаться в столице. В Москву супруги вернулись досрочно — в 1932 году. В 1937 году Вера Мухина выиграла конкурс на скульптуру для павильона, который планировалось построить на Всемирной выставке в Париже. Первоначальная идея принадлежала архитектору Борису Иофану, проектировавшему советский павильон:
«Советский Союз — государство рабочих и крестьян, на этом основан герб. Павильон должна была завершать двухфигурная скульптурная группа: рабочий и крестьянка, скрестившие серп и молот, — меня всю жизнь увлекала проблема синтеза архитектуры и скульптуры».
Мухина предложила решение в античном духе: обнаженные фигуры, устремленные ввысь. Рабочего и колхозницу приказали «одеть». Но главные идеи автора — много воздуха между фигурами, чтобы создать легкость, и развевающийся шарф, подчеркивающий динамичность, — остались без изменений. Однако согласования заняли много времени. В итоге первую в СССР статую из стальных пластин создавали в авральном режиме всего за три недели. Мухина лепила уменьшенный макет частями и тут же передавала для увеличения в Институт машиностроения (ЦНИИМАШ). Здесь фрагменты скульптуры вырезали из дерева. Затем рабочие забирались внутрь деталей и обстукивали их, подложив лист металла толщиной всего 0,5 миллиметра. Когда деревянное «корыто» разбивали, получался фрагмент из стали. После сборки «Рабочего и колхозницу» разрезали и, погрузив в вагоны, отправили в Париж. Там — тоже в спешке — 24-метровую статую вновь собрали и водрузили на постамент высотой 34 метра. Пресса наперебой публиковала снимки расположенных друг напротив друга советского и германского павильонов. Сегодня эти фотографии кажутся символичными. Французы предложили выкупить «Рабочего и колхозницу», но советские власти отказали. После транспортировки в Москву почти все части статуи оказались повреждены. Их воссоздали вновь — из более толстых стальных листов. Скульптурной группой решили украсить Всесоюзную сельскохозяйственную выставку (сегодня — ВДНХ). Постамент — «пенек», как его называла Мухина, — сделали высотой чуть более 10 метров. Из-за этого исчезло ощущение полета. Лишь в 2009 году после реконструкции «Рабочего и колхозницу» установили на специально возведенный павильон, похожий на павильон Иофана. С октября 1941-го по апрель 1942 года жила и работала в городе Каменске-Уральском (тогда Челябинской области). Она много и плодотворно трудится, находя при этом новые формы пластического выражения своих идей. В 1942 году от инфаркта умер Алексей Замков, которого с конца 1930-х обвиняли в знахарстве и ненаучных методах лечения. В это же время не стало лучшей подруги Мухиной — Надежды Ламановой. Спасала работа и новое творческое увлечение — стекло. С 1940 года скульптор сотрудничала с экспериментальным цехом при зеркальной фабрике в Ленинграде. По ее эскизам и ею же придуманным методикам лучшие стеклодувы создавали вазы, статуэтки и даже скульптурные портреты. Мухина разработала дизайн полулитровой пивной кружки для советского общепита. Легенда приписывает ей и авторство созданного для первых посудомоечных машин граненого стакана. В 1941–1952 годах Мухина пять раз становилась лауреатом Сталинской премии. Одной из последних ее работ был памятник Чайковскому перед зданием Московской консерватории. Установили его уже после смерти скульптора. Веры Мухиной не стало 6 октября 1953 года. После ее смерти министру Вячеславу Молотову было передано письмо, в котором Мухина просила:
«Не забывайте изобразительное искусство, оно может дать народу не меньше, чем кино или литература. Не бойтесь рисковать в искусстве: без непрерывных, часто ошибочных поисков у нас не вырастет свое новое советское искусство».
Миниатюры
7b72Крестьянка.jpg   1385Рабочий и колхозница.jpg   1574Чайковский.jpg   b6b6Памятник Максиму Горькому у Института мировой литературы..jpg  
Nickas вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.11.2019, 16:27 #2
Посетитель
 
Регистрация: 01.08.2019
Адрес: Архангельская область
Сообщений: 76
Репутация: 31187
По умолчанию

С наибольшей силой декоративный дар, помноженный на широту культуры и любовь к вещи, проявился в работах Мухиной, относящихся к области художественного стекла. Ольга Воронова пишет в своей книге «Вера Игнатьевна Мухина»:
«Но самая большая ее любовь — стекло. Она была очарована его возможностями еще в молодости, когда любовалась витражами церкви Sainte Chapelle в Париже, изделиями стеклодувов Мурано.
В начале тридцатых годов Мухина часто рисует стаканы, стеклянные чашки, тарелочки. Почти каждый рисунок сопровождается чертежом — руководством для мастера-стеклодела. Впрочем, пока все это лишь мечта о стекле. Она начинает осуществляться лишь в конце десятилетия. На заводе «Красный гигант», бывшем Бахметевском, в селе Никольском, Вера Игнатьевна исполняет сервиз для правительственных приемов, названный ею «Кремлевским». Графин, напоминающий бутон тюльпана, рюмки и бокалы, тоже похожие на бутоны, только со срезанной верхушкой, мороженица, компотница, вазы. Одна из них — как расцветающая астра. Все вместе на столе — клумба: синее стекло, дымчатое, бесцветное, хрусталь; на гранях его свет ломается, рассыпается тысячью искр. Массивная, строгая по пропорциям, выполненная из дымчатого хрусталя ваза для цветов — «Астра», с изогнутыми рубцами и глубокими вырезами, и стала тем рубежом, с которого считается начало советского художественного стеклоделия. В те годы ей не было аналогий ни в Советском Союзе, ни за рубежом, единственное, с чем перекликается ее форма, — это с некоторыми эскизами юбок, опубликованных Верой Игнатьевной в 1923 году в журнале «Ателье», в них те же зубчатые ритмы, те же членения. До Мухиной советское бытовое стекло повторяло старые, дореволюционные еще формы и образцы, украшалось натуралистической эмалевой росписью, «мальцевской гранью» — алмазной гранью по поверхности изделия. Художников на стекольных фабриках не было, хотя необходимость в этой должности уже давно назрела: миланские и мурановские фабрики в конце тридцатых — начале сороковых годов заказывали эскизы для посуды таким мастерам, как Пикассо, Кокошка, Шагал, Ле Корбюзье. «Готовую художественную продукцию принимает технорук. Художественные советы (там, где они имеются) состоят из представителей производства и торгующих организаций, без участия специалистов-художников», — писала «Правда». Мухина начала искать новые формы, ввела широкую огранку плоскостей и глубокие вырезы, выполненные алмазным колесом, — грани выполненных ею вещей не только пропускали, но и отражали свет. В январе 1940 года она, писатель Алексей Николаевич Толстой и специалист по технологии стекловарения Николай Николаевич Качалов, еще до первой мировой войны бывший техническим руководителем Петербургского стекольно-фарфорового завода, обратились в правительство с письмом, призывавшим к возрождению отечественного художественного стекла. В апреле Совнарком СССР решил создать в Ленинграде при зеркальной фабрике небольшой экспериментальный цех с лабораторией для опытных образцов. К осени постройка цеха и его оборудование были закончены.
Два этажа. Стекловаренная печь, рассчитанная на два горшка, емкостью по 250 килограммов. Еще несколько небольших вспомогательных печей для разогрева, отжига и моллирования изделий. Регенераторы для поддержания температуры воздуха. Цех спроектирован Ф. С. Энтелисом. Под руководством В. В. Варгина разработана новая технология варки цветных стекол. В помощь Мухиной на завод направлены еще два художника — Алексей Александрович Успенский и Николай Андреевич Тырса. Туда же переведены мастера, с которыми Вера Игнатьевна работала на «Красном гиганте»: гранильщик и гравировщик Порохов и выдувальщик Вертузаев. Выбирать время на поездки в Ленинград было нелегко. «Совершенно не желая, огорчу вас, — пишет Мухина Качалову. — 22-го не смогу быть: идут беспрерывные заседания по присуждению Сталинских премий и просмотры. Как член Комитета не могу не быть… 24–25 голосование. С 26-го конференция по скульптуре, на которой обязательно должна быть, иначе будет скандал и порицание Союза. Постараюсь удрать на третий день, не дожидаясь конца…».
Но и при такой занятости она ежемесячно на несколько дней ездила в Ленинград, везла с собой наброски и эскизы будущих изделий. Тщательно, как в начале тридцатых годов, уже не разрабатывала их: во время работы над сервизом «Кремлевский» поняла, что эскиз обязательно изменится во время выдувания, что художник должен непосредственно работать с мастером. Следить, как набирается на трубку стекло, как выдувается и формуется дымящийся раскаленный шар, как выдувальщик раскатывает диск низа и «раскрывает» верх вазы или бокала. На заводе, вспоминает Качалов, «ждали каждого ее приезда, как праздника. В большом горшке поспевал хрусталь, в окружавших его тиглях наваривали цветное стекло. Мастера готовили свой инструмент. С появлением Веры Игнатьевны все оживлялось. Она перекидывалась двумя-тремя словами с выдувальщиком, который брал в руки свою волшебную трубку, прикалывал где-нибудь сбоку на гвоздик карандашный эскиз, и на наших глазах начинался интереснейший процесс. Это был великолепный дуэт, в котором два выдающихся специалиста, стремясь к единой цели, прилагали все свое искусство, чтобы раздвинуть рамки технологических возможностей и создать что-то новое, прекрасное, чего не делалось раньше. Изредка слышались короткие реплики: „Пошире, Михаил Сергеевич!“ (Мухина обычно работала со стеклодувом Вертузаевым). — „Нельзя, Вера Игнатьевна, стекло не идет!“ — „Ну, так давайте на эту сторону… так, так… еще немножко!“» Стоит ли говорить, что в этих случаях вещи получались красивыми, во всех отношениях целесообразными, их форма вытекала из свойств материала и соответствовала особенностям технологического процесса.
На этом заводе Мухина повторила свою «Астру», сделала вазы «Лотос», «Колокольчик», «Репка», еще несколько вещей. Ваза «Лотос» — одна плавная мягкая линия, высокая чашечка цветка. Ничто не отвлекает от красоты самого стекла — рубинового, горящего жидким пламенем. Рядом — нежные тона: опаловая крюшонница, голубоватая рифленая ваза — дымчатое стекло. Ваза зеленого стекла — с «великолепием весенней поляны» сравнивал в древности такое стекло поэт Пруденций. Более затейливые изделия: чаша из толстого рифленого стекла; вазочка «кракле», бесцветная и все же очень нарядная: изломы жилок образуют причудливый узор в толще стекла; бокал на витой плетеной ножке, робкое, но все же воспоминание о Венеции; граненое стекло с молочным или красным нацветом. Именно вазы с нацветом были лучше всего встречены на небольшой, устроенной в Союзе архитекторов выставке.
Особым успехом пользовались вазы «Репка» и «Колокольчик». «Репка» была сделана из трехслойного — молочного, бесцветного и ярко-красного — стекла и украшена двумя круговыми фризами; жизнерадостность расцветки и забавная форма «горшочком» напоминали о традициях русского народного прикладного искусства. «Колокольчик» Вера Игнатьевна сделала прозрачным: выдувная чаша на бесцветной ножке казалась налитой светом и парящей в воздухе. «Этот предмет, может быть, и не напоминал цветка, но в его форме чувствовалось дыхание природы», — свидетельствует специалист по художественному стеклоделию Рожанковский. В марте 1941 года Качалов в журнале «Архитектура Ленинграда» с удовлетворением писал о достижениях художников в этой новой для них области. Война прервала начатую работу. Успенский умер в блокадном Ленинграде. Тырса и Вертузаев успели эвакуироваться, но ни один из них не дожил до победы. Но Мухина и Качалов были настойчивы. В 1947 году они выдвинули предложение не просто возобновить работу экспериментального цеха, но передать его в ведение Министерства стройматериалов.
«Зачем стройматериалы?» — «Потому что мы ставим задачей не только бытовое стекло, но и архитектурное». — «Можно это разделить между двумя базами?» — «Нет. Нельзя. Идея колонны или капители может родиться тут же, у горна, при работе над вазой или графином». В 1948 году в Ленинграде был открыт Завод художественного стекла и сортовой посуды, на нем опять работали Качалов и Энтелис; главным художником был назначен архитектор Н. Г. Эйсмонт, Успенского и Тырсу заменили Б. А. Смирнов и Э. М. Криммер, Вертузаева — его племянник и ученик Борис Еремин. Мухина по состоянию здоровья уже не могла регулярно руководить работой завода, но связей с ним не порывала. Она работала над созданием стеклянной скульптуры. Вера Игнатьевна одновременно делала женский торс и скульптурный портрет Николая Николаевича. Эксперимент следовал за экспериментом, одна проба сменяла другую. В каждом письме к Качалову — вопросы, предложения: «Интересно попробовать гипсовую форму для выдувания из скоровыстывающего стекла и попробовать, чтобы не приставало к стенкам, различные смазки с последующей обработкой поверхности плавиковой кислотой или песком». «Чтобы отлить экземпляр из гипса, нужно покрыть форму лаком. Тогда нельзя будет снимать восковой отлив, воск будет прилипать. Для воска нужно форму пропитать водой, чтобы он легко отошел». «Думаю, что в торс нужно лить стекло не с ног, а с широкой верхней стороны, так как наверху он кончается скосом». «С вашей головой нужно будет поэкспериментировать. Она была сделана под бронзу, и на ней есть мазок. Может быть, это нехорошо в прозрачном стекле, а хорошо в матовом или смальтовом. А может быть, хорошо окунуть ее в плавиковую кислоту».
Порой на заводе не понимали ее и, как она выражалась, «губили идеи». Однажды Мухина задумала оригинальную вещь, «подсказанную» возникающими порой в стеклянных глыбах пузырьками воздуха — «полостную скульптуру». В толще стеклянного куба должна была виднеться фигурка обнаженной девушки, поддерживающей вазу. Нечто вроде скульптуры из воздуха, получившего форму благодаря прозрачности и твердости окружившей ее стеклянной массы. Из тонированного гипса сделала маленькую, пятнадцати сантиметров высоты, фигурку. Вместе с объяснительным письмом отослала фигурку в Ленинград: «Ее легко вылить на месте из клеевой формы… В клеевую форму можно лить воск, только температура должна быть не больше 54 градусов, поболтать, облить изнутри форму и остатки сейчас же слить, чтобы там не было толстых горячих массивов, которые могут растопить клей». Ожидание. Долгое, чрезмерно долгое. Год, другой, третий. И вдруг на одной из выставок Мухина видит демонстрируемых ленинградским заводом «маленьких мерзких медвежат в стеклянном куске», «вещи страшно мещанского вкуса». «Я чувствую себя буквально обокраденной, — жалуется она Качалову. — То, что я так долго вынашивала, просила мне сделать у вас на кафедре и ни за что не хотела давать на завод, пока это новшество не будет абсолютно хорошо решено в хотя бы одной вещи, специально мною сделанной для этого, уже используется на мерзкий ширпотреб. Я так хотела на мою персональную выставку дать эту идею, доработанную первоклассно, и вот все кончилось!.. Обидно и больно, такие мысли рождаются редко и опоганенные плохим использованием уже больше не возрождаются». На этой же выставке экспонировалась и посланная ею в Ленинград фигурка: ее отлили из стекла, но несколько изменили форму: «…У меня она, полая в кубе, должна была держать вазу, здесь же она стоит на коленях с воздетыми руками, точно молится… Я не разрешала ее делать в скульптуре!»
И все же, несмотря на все обиды и уколы, Вера Игнатьевна чувствует себя победительницей. До последних дней своей жизни она участвовала в различных организационных хлопотах, касающихся завода и цеха, являясь одновременно инициатором ряда мероприятий, направленных на улучшение дела. Благодаря её усилиям и авторитету были значительно облегчены трудности становления нового предприятия, совпавшие по времени с периодом восстановления разрушенного войной народного хозяйства и Ленинграда.
Миниатюры
c229Репка.jpg   606fАстра.jpg   5ee2Колокольчик. 1940-1941 г..jpg   b445Вазы В. Мухиной.jpg  
Nickas вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.11.2019, 16:30 #3
Посетитель
 
Регистрация: 01.08.2019
Адрес: Архангельская область
Сообщений: 76
Репутация: 31187
По умолчанию

11 сентября свой день рождения отмечает знаменитый граненый стакан. Образ этой прочной и удобной тары, ее граненая форма и широкий ободок уже давно стали для россиян чем-то родным и привычным. В советские годы такие стаканы были повсюду: в столовых, ресторанах, кафе; из них пили чай на каждой советской кухне, они несли исправную службу в автоматах с газировкой, в вагонах поездов и были неотъемлемой частью любого застолья.
Но история граненого стакана овеяна массой легенд и домыслов. Согласно наиболее распространенной версии, придумала его Вера Мухина, а выпущен первый стакан такого типа был 11 сентября 1943 года на стекольном заводе города Гусь-Хрустальный. Но нужно просто понимать, что мы имеем в виду под словами «граненый стакан». Это стакан, выработанный методом прессования, у него форма в виде граней и широкий ободок. Раньше гранением называлось придание этой специальной формы стопам – огранка. Когда возник советский стакан, его стали называть граненым, но это не совсем правильно. Первые стаканы гранили вручную. Могли просто выдувать, могли потом огранить. Но тот стакан, день рождения которого отмечают 11 сентября, – это граненый стакан советского времени. Он даже не выдувался – его грани появлялись прессованным способом, то есть сразу же. Тому, что Мухина была сопричастна к появлению именно этой, советской формы стакана, даже есть документальные подтверждения. Они хранятся в музее Веры Игнатьевны Мухиной в Феодосии. Директор этого музея Сергей Онищенко подтвердил, что у них действительно есть воспоминания художника Успенского, который был в рабочей группе, которой руководила Вера Игнатьевна. Как художник производства, она стояла у истоков создания Ленинградского завода художественного стекла и выполняла задание правительства. Им было поручено разработать эскизы посуды советского времени, которая могла бы использоваться в заведениях питания. Мухина разработала дизайн полулитровой пивной кружки для советского общепита. В то время уже появлялись и посудомоечные машины, и стаканы, как правило, бились, а их нужно было много. Специалистам было дано задание разработать такой стакан, который бы был прочный, красивый, удобный в эксплуатации, легко мылся. Успенский в своих воспоминаниях пишет, что было разработано очень много образцов разной посуды, в том числе и граненый стакан, который потом стали изготавливать на Гусевском хрустальном заводе. Гранёный стакан как таковой существовал и бытовал задолго до В.Мухиной, а сама Вера Игнатьевна « приложила руку» только к тому «советскому» его варианту – с прессованными гранями и ободком по верхнему краю, который так полюбился русскому человеку!
Миниатюры
57da215a4cas-960.jpg   eb5a16d407478f3980513e61c079f1b.jpg  
Nickas вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.11.2019, 18:46 #4
Специалист раздела "Советский фарфор"
 
Аватар для Пауль
 
Регистрация: 28.04.2009
Адрес: СЗФО РФ
Сообщений: 4,197
Репутация: 173625
По умолчанию

была такая версия: количество граней соответствовало числу республик в СССР минус 1 (ободок символизировал РСФСР - объединяющую остальные).
Пауль вне форума   Ответить с цитированием
Старый 18.11.2019, 20:31 #5
Модератор раздела "Стекло"
 
Аватар для Айва
 
Регистрация: 21.12.2010
Адрес: Россия, Москва
Сообщений: 10,449
Репутация: 561573
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Пауль Посмотреть сообщение
была такая версия: количество граней соответствовало числу республик в СССР минус 1 (ободок символизировал РСФСР - объединяющую остальные).
Да, тоже слышала о такой версии, звучит вполне убедительно!
Айва вне форума   Ответить с цитированием
Старый 19.11.2019, 04:56 #6
Посетитель
 
Регистрация: 01.08.2019
Адрес: Архангельская область
Сообщений: 76
Репутация: 31187
По умолчанию

Цитата:
Сообщение от Пауль Посмотреть сообщение
была такая версия: количество граней соответствовало числу республик в СССР минус 1 (ободок символизировал РСФСР - объединяющую остальные).
К сожалению, это только одна из легенд, коих вокруг гранёного стакана скопилось достаточное количество. Знающие люди даже утверждали, что при употреблении традиционного русского мужского напитка именно из гранёного стакана в организм дополнительно вливалась космическая животворящая сила, которая не только «мочила» всех микробов и способствовала духовному возвышению, но и уменьшала назавтра похмельный синдром!
Количество граней у стакана с течением времени постоянно менялось ( в моей коллекции от 8 до 30) и если и коррелировало с количеством республик в составе Союза, которое тоже менялось, то только на определённом этапе истории. На мой взгляд, более значительную роль играли технологические и экономические причины производства.
Nickas вне форума   Ответить с цитированием
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 15:50. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot Дизайн: DreamWebStyle
службы мониторинга серверов
vBulletin Optimisation provided by vB Optimise (Pro) - vBulletin Mods & Addons Copyright © 2019 DragonByte Technologies Ltd. ()