Антик Форум – Оценка, продажа, покупка антиквариата - антикварный форум

Антик Форум – Оценка, продажа, покупка антиквариата - антикварный форум (http://antik-forum.ru/forum/index.php)
-   Проза, стихи (http://antik-forum.ru/forum/forumdisplay.php?f=52)
-   -   Мир перевернулся. (http://antik-forum.ru/forum/showthread.php?t=339036)

nomados 03.12.2017 21:54

Пивная Кружка.
 
Что у нее особая судьба, она поняла, когда Петрович поцеловал её после рождения. Для бригадира это был последний день трудовой жизни, а для нее первый. Вечером попробовала водки, которую щедро плеснул в кружку виновник торжества. Водка ей не понравилась. Она верила, что у нее другое предназначение.
Звали ее «Пивная кружка Уршельского стеклозавода имени Х годовщины Октября» артикул 4301. Цена – 35 коп.

Распределения ждали два месяца. Упакованная в картонный ящик, тряслась в грузовике под перезвон своих соседок до станции. Кстати, ехали они по знаменитому Гусь-Хрустальному району, поэтому свою особую исключительность ощущали все 12800 кружек этой партии.

В дороге пустая болтовня соседок порядком надоела. Надежда на трудоустройство в Москве таяла с каждым днем - уж слишком долгий был путь. Все мечтали и гадали о будущем. Грезила и она.
О приличном ресторане. О белоснежных накрахмаленных скатертях в уютном заведении, где приличные люди отмечают дни рождения, свадьбы, кандидатские и докторские, провожают на пенсию. Где пьют шампанское, вино и коньяк, и изредка кружечку, другую пива. Где на столе серебристая сосьвинская селедка подчеркивает свою миниатюрность рядом с толстыми кусками каспийского залома. Где в хрустальных икорницах, на льду, покоится черная белужья икра. Мужчины в костюмах, дамы в вечерних платьях. И король стола - балык из белорыбицы переложенный розовыми шейками речных раков.
Водочные пары еще не выветрились из ее стеклянного тела и в мечтах она улетала еще дальше. Тонкие женские пальцы держат ее за ручку и накрашенные губки впитывают в себя пенную жидкость. Изящные вилки накалывают, тончайшей нарезки, окорок «со слезой», пальцами ухватывают суджук, пытаются нанизать колечко почти ажурной сырокопченой «Московской». Полумрак. Играет музыка и пока все танцуют, она наполненная благородным напитком, следит за этим гастрономическим великолепием. Резкий толчок вагона прервал ее мечты. На станции «Ростов-Товарная» маневровый тепловоз загнал состав в тупик. Опять перегрузка. Опять дорога. Склады. Стеллажи. Несколько ящиков уехали в сельмаг с пыльными полками, кто-то стал тарой для кваса.

А потом пришла и ее очередь. 3 ящика. 24 кружки отправились в пивную на Нахаловке. Тетя Маша распаковала коробки. Дунула в каждую и поставила на полку. И началась новая, другая жизнь. Совсем не похожая на ее мечты и надежды.
Не было хрустящих скатертей, не было столовых приборов и хрустальных бокалов. Были газеты на которых разделывали чебаков, и чистили раков. Были остатки таранки и шелуха от чехони. В редких случаях кто-то приносил рыбца и посудомойка только на третий день отмывала холодной водой скользкий рыбий жир с её боков. Первая щербинка, как первая морщинка, появилась через полгода. Потом она уже не обращала на них внимания. Боялась только, когда излишне ретивый посетитель схватив по четыре в каждую руку, пробирался к столу.
Боялась упасть и разбиться.

Чего только в нее не наливали; и разбавленное кислое пиво, и водку, и портвейн. Больше всего она не любила одеколон. Как не мыла ее тетя Маша, а запах все равно держался неделями.
Толком ни с кем не дружила, да и некогда было, разве только со старой и мудрой консервной банкой за шестым столиком. Черная изнутри и вечно полная окурков, она не теряла присутствия духа и терпеливо сносила превратности судьбы. Это она научила Кружку слушать мир, отсеивать болтовню и слышать рассказы, когда смешные, когда трагические. Обидно было когда уносили не дав дослушать самое интересное и ночами приходилось гадать и самой придумывать концовку.

Иногда Пивная не спала совсем. Если днем можно было встретить и спившихся профессоров, и бывших спортсменов, отвлечься в кампании студентов и послушать проблемы завода, то ночью на сцену выходили персонажи уголовной жизни. С картами, поножовщиной, проигранными не только состояниями, но и жизнями. Поломанными судьбами самих картежников, жен, шмар, сестер и совершенно посторонних людей.

Два года жизни пивной Кружки пролетели быстро. Она потускнела и состарилась, покрылась шрамами. И в конце концов треснула. Уборщица унесла ее домой и запихнула на чердак. Со временем Кружка покрылась пылью. Но провалами памяти не страдала. Каждую встречу, каждый рассказ, каждую судьбу помнила так, как будто это было вчера. Чехов, Бабель, да что там Бабель, сам граф Толстой многое бы отдал, чтобы полистать, почитать, заглянуть в эту устную книгу жизни Кружки. Но она уже никого не интересовала. Когда тетя Маша померла, внук выгреб все с чердака и выбросил на свалку.

Yelena 04.12.2017 00:06

nomados, доброй ночи и добро пожаловать в Литраздел@}->--!
Это Ваш рассказ?

nomados 04.12.2017 00:29

Yelena, Доброй ночи! Спасибо! Да, мой рассказ! Опубликован в свое время на прозе.ру Еще есть продолжение. Надеюсь что появится и здесь. :)

Yelena 04.12.2017 00:55

Тогда - браво, рассказ замечательный*bravo*! Рады, что нашего полку прибыло и с нетерпением ждем продолжения!

nomados 04.12.2017 00:58

Yelena, Спасибо! :)

Solovlad 04.12.2017 01:00

Здорово !
С ув.

nomados 04.12.2017 08:44

Solovlad, Спасибо!

georg 04.12.2017 09:32

nomados, хорошо! Выпукло написано, жизненно и образно. Было бы приятно прочитать другие Ваши литературные опыты.

nomados 04.12.2017 09:38

georg, Спасибо! Буду выставлять постепенно. С ув.

nomados 04.12.2017 18:55

Мир перевернулся.
 
Шалом, мой дорогой друг, Фима!
Не удивляйся, шо письмо без марки. Пройти полквартала не трудно, а гаманчику приятно. Бросил в почтовый ящик. Надеюсь, шо получишь. А если нет, то дай знать – напишу еще раз!
Не бойся – письмо не из налоговой!
Пишу медленно. Знаю, шо быстро читать ты не сможешь, так как забыл свои очки у нас. Не волнуйся, я их не затырю. Они с моими глазами не дружат – я проверял!

Почему пишу? Разговора между нами никогда не получалось.
И не вскидывай сейчас брови!
Ты говорил, говорил, задавал вопросы, сам на них отвечал, а обвинял во всем Моню!
А потом всем рассказывал, какие мы душевные друзья и как нам хорошо общаться! Думаю, шо я для тебя свободные уши и плевательница, куда можно бросать свою желчь. Отхаркаешься и спокойный идешь домой, а я весь вечер оттираюсь.

А сейчас нюхай ты! И вдыхай поглыбже!

Когда мне было лет пять, я просунул голову между прутьями нашего балкона. Или голова стала больше, или прутья на жаре меньше – назад никак!
Орал в панике, почище буксира в порту!
А мама забыла за инстинкты и жарила глосика. Реву как паровоз! Прибежала тетя Нарине.
- Соня! Бекицер! Ребенок попал в плен!

- Вот они и освобождали. Но толку все равно мало! Уже не помню, хто там такой добрый, облил уши и волосы подсолнечным маслом. Все скользкие. Я больше всех, но голова таки не пролазит. Мало того, через то масло, с меня и штаны соскочили. Пока мама вдевала взад, своему еврейскому счастью, штаны, Рая побежала за Фаридом, за дворником.
И он спас ребенка от голодной смерти!

Уже тогда, Фима, я заценил, шо за решеткой плохо, особенно без штанов!

Глосик сгорел на радость соседке, а я понял, шо нельзя делить людей на армяней, евреев и татар. Нужно делить на плохих и хороших. И благодарен нашему интернациональному двору, шо помогли воспитать из мине нормального человека!

Ты помнишь за своего племянника Додика? И за тот цорес, шо с тобой случился? Хто тебя сдал органам? Загоруйко? Сеня Панаит? Нет, Фима! Тебя сдал Додик! Которого ты с детства кормил, почти птичьим молоком.

Замолчи свой рот и слухай сюда!

Всю жизнь ты считал за виноватого, своего бухгалтера Мишу и все его гойские корни. Так вот – не гой Миша, а родной племянник, твоя кровь, сделал тебе больно!

А когда мы подрались на танцах и ты сбил фуражку у мента, кто нас спас, помнишь? Шурка спас. А сам, на минуточку, был еще на «химии», но не побоялся! Нас бы попёрли из института, а ему была прямая дорога на Север, выпиливать лес! И он не вникал, шо на наших лицах, нарисованы жидовские морды, а спасал молодых балбесов. Я это помню и ценю шо дают!

А ты топчешь штиблетами Брайтон и плюешь под ноги стране, греющей твои кости.

Шлимазл ты Фима! Старый, неблагодарный шлимазл!

Сложно помнить только за хорошее и забывать про плохое! И я такой!
Ходили с мамой на базар. Мне так хотелось гранат! Как не упрашивал, так и не купила. Или денег не было! Или цену гнули! Так вот, Фима, за то ты знаешь, сколько родители для сина сделали! Дай Бог каждому! А гранат этот помню, – хоть убей, помню! И как на лавочке мы сидели, а ты грыз гранат, как кукурузу, тоже помню! А мне давал по зернышку!

Плохое – оно как тесто, вилазит из кастрюли и на виду, а хорошее остается там на дне. И доковырнуться тудой, не всегда хватает мускулов памяти.

Я шо себе думаю! Хоть ты и поц, но чуточку прав – мир перевернулся!

Мине сдается, шо сердца стали жирными, а души постными! Но это не мы изменились, а жизнь. Когда то, в коммуналках, без телефонов, по пять душ в одной комнате – нам было не тесно! И краюха хлеба, бабы Нюры, с солью, была вкуснее сегодняшней курочки, которую мы с тобой вчера ели.

Приехал Эмик из Бердичева! Ну и шо? Не найдем в своей хибарке угла и фуфайки, за поспать? А сейчас, Фима?
Еж ты ж господи же ж боже ж мой же ж!
Приехала соседка, проездом из Ашдода! Стеснила! Усё кофе и все здоровье выпила за два дня! Неделю отходил! Шо не так? А как бутербродом с маслом делилась – уже и не помним?

Сытый, голодного не разумеет! У нас и уши стали сытыми и заросли жиром. Хорошо хотели и теперь не слышим даже друг друга. Сытых.

Так шо же делать? Голодать?

Шоб я так знал, как я не знаю! Можешь и не спрашивать!
Это ж ты у нас шибко грамотный, а кругом идиёты! А я так, за компанию, погулять вышел!
Какое ж удовольствие говорить с тобой, когда ты молчишь! Могу обозвать, как за здрасьте!

А завтра опять на променад, и опять я буду крайний, и опять будешь тошнить мине на нервы. Я буду молчать! А шо делать? Ведь ты ж мой друг! И никуда не деться! Думал сбежу от тебя в Америку! Ну и шо? Фима живет на соседней улице, а я опять, как шлёма, рядом…

Всё хватит! А то ты уже забил мине все памороки!

Если позвонит Боря, то передай привет. Если не позвонит, то ничего и не передавай.

P.S. Хотел засунуть твои очки в конверт, но уже почти заклеил. Отдам завтра.

Зай гезунд!

Твой друг Моня.

P.S.S. Конверт не выбрасывай!
*write*


Текущее время: 01:00. Часовой пояс GMT +3.

Powered by vBulletin® Version 3.8.7
Copyright ©2000 - 2019, vBulletin Solutions, Inc. Перевод: zCarot
vBulletin Optimisation provided by vB Optimise (Pro) - vBulletin Mods & Addons Copyright © 2019 DragonByte Technologies Ltd. ()